назад

ИСТОРИЯ ПРОБУЖДЕНИЯ: АЛСУ САЛЯХОВА

ИСТОРИЯ ПРОБУЖДЕНИЯ: АЛСУ САЛЯХОВА

Проснулась 24 января 2019 года

Страница ВКонтакте

А есть то, что есть. И все.

У меня рухнула концепция Настоящий .Момент. Когда меня спросили: «Алсу ты в Настоящем Моменте?»
– А что, можно не быть в Настоящем Моменте?

И если мне раньше казалось, что я ухожу в мысли и тогда я не в Настоящем Моменте. А возвращаюсь — тогда в Настоящем Моменте. А тут – мысли есть и Настоящий Момент есть.
Если мысли и есть осознавание этих мыслей. Если мыслей нет – все равно есть осознавание.

Я увидела, что глубинный покой пронизывает все. И мысли и не мысли. Когда я это заметила, то пошло сильное погружение. Пространство стало очень плотным. Нет Минска, слетели все концепции. Даже концепция тренажер слетела.


Чтобы появился тренажер надо из этого момента сделать протяженность. И должен быть кто-то, кого тренируют.
Непонятно. Есть то, что есть. И все. Точка.

Потом это длилось дней 8. И стали подниматься боли, которые я кого-то не прожила. Они стали подниматься. Это очень интересно. Больше нет постоянного комментатора, которому боль не нравится.

И хочется сказать, что в Настоящем Моменте все удовлетворено. И нет того, кто даже может подумать, что не удовлетворено. Даже смешно как-то. Есть то, что есть, а что может быть неудовлетворенно? Когда боль поднимается, ЕСТЬ ТО, ЧТО ЕСТЬ. Кто куда побежит?

И очень ярко стало заметно, как возникает искусственный Я. Появляется: «Я хочу по-другому. Ой, боль. За ней надо наблюдать, что-то сделать, чтобы она поскорее прошла». Появляется говорящий комментатор.
На самом деле если нет идеи, что боль нужно избежать, то нет и страдания. Просто боль выходит. Вот такой сейчас Бог.

Вот так стало. А сегодня совсем дурдом. Сегодня мир то пропадает, то появляется Проявленное.
Прихожу сюда, а мне кто-то говорит: «Алсу, с днем рожденья!» И в этот момент подгружается программа, что я Алсу, сегодня 6 января, у меня день рожденья. Подгружается только в этот момент. А до этого ничего не было.

— А что значит, ничего не было?
— Истории не было никакой. А кто-то спросил, появляется автоматический ответ и в нем содержится все прошлое. А его нет, прошлого. Оно в моменте. Оно вместе с мыслью: «А да, день рожденья.»

И вообще пропала потребность о себе говорить. Уставишься в человека и его слушаешь. Когда слушаешь, здесь никого нет.

А сегодня я по телефону разговаривала. Я же не вижу телефон. И человека не вижу. И вот есть голос. И все. Обычно разговариваешь по телефону и держишь [внимание на том], с кем ты разговариваешь. А здесь нет человека, есть только голос.

Чем дальше, тем дурнее. Даже когда спрашивали: что такое Школа. Сложно. А потом подгружается. Нормально.

Даже памяти, получается, как будто нет. Вот оно раз – и здесь. Как вспышка.

И мира нет постоянного. Раз – и мир постоянно возникает и исчезает. Есть только, как Генадий говорит «Я есть». Оно не может ничего избежать. Ни боли. Ни радости. Вот оно есть…

И было, что движения нет. Вот мы в домике куда-то едем, на клуб едем. А вроде бы ничего не происходит. Вот есть такая статичность. «Я есть» — и все.

Поделиться с друзьями

Еще по теме

FacebookВконтактеTelegramInstagramYouTube