назад

История пробуждения: Максим Одинцов

История пробуждения: Максим Одинцов

Проснулся 17 декабря 2015 года

Страница ВКонтакте

С  самого раннего детства меня вряд ли интересовало что-то, что зовется смыслом жизни.

Только ближе к годам 15-16 я начал понимать, что все, что окружало меня тогда, было мне неинтересно, да неинтересно настолько, что я не знал, как мне поступать со своей жизнью, я думал, что могу разбрасываться ею налево и направо. В моей жизни не было ничего необычного, потому что в моей жизни не было меня.

Это вводило меня в глубокую депрессию, которая продлилась более 10 лет.  Конечно, периодически из нее я выплывал, но, если посмотреть с другой стороны, то я всего лишь научился быть другим человеком, человеком, который создал маску «все у меня нормально». Эта фраза звучала всегда и на любой ответ настолько часто, что через несколько лет я в эту маску вжился.

На самом деле в семье у меня было действительно все хорошо, даже слишком. Послушать истории других, так у меня было просто замечательно. Это меня выбивало сильно, все было слишком хорошо для меня, а я хотел чего-то другого, наверное, больше искренности и самостоятельности.  И когда уже терпеть эту «хорошесть» я не смог, взял и просто уехал в Минск. Было много других причин по поводу отъезда, но сейчас я знаю, что главной из них было желание свободы, желание быть автономной частью жизни, не зависеть ни от чего.

Читать далее

К 18 годам я дошел до какого-то пика, когда я сказал себе, что теперь мне все абсолютно неинтересно, даже собственная жизнь. И совершенно случайно мне попалась книга, которая помогла пересмотреть мои взгляды. Это была книга ученика Елены Блаватской. Это было  начало осознанного поиска. Она дала другой взгляд, но, поскольку его нельзя было применить к себе как-то, я продолжал купаться в своей депрессии, напяливая маску хорошего нейтрального человека. Меня это бесило и злило. В совокупности с этим, всю агрессию я научился легко подавлять в себе, чему был рад по своему же невежеству.

Изменения моего состояния на протяжении нескольких лет можно было проследить по музыкальным группам, которые я тогда слушал. Начиная от легкого русского рока, постепенно приближался дэт металлу с элементами суицидальных воплей, жесткого вокала и стреляющих ударных. Это было полное отражение моего состояния. Каким-то боком мне начали нравиться вскрытые тела, испачканные кровью, вылезающими органами и открытыми костями.  Я нашел себя в одном фильме. Его называют «Лики Смерти». Я получал большое удовольствие, смотря на реальные записи суицида, где человек простреливает себя пулей в рот, мне нравилась кровь, хирургические вскрытия трупов, смертельные аварии и всякая ересь, которая просто бесчеловечна и которая полностью отрицает ценность жизни. Это пропаганда смерти в моей голове только усугубляла меня. Я уходил, убегал куда только можно, чтобы никто меня не видел, а возвращался уже в маске.

Эта книга дала свои ростки. И через несколько месяцев я где-то прочитал о возможности внетелесных выходов. Это и было спасение. Я сказал, что выйду из этого тела во что бы то ни стало, хочу увидеть, что там дальше после этого будет. Меня абсолютно не интересовало ничего, и я готов был просто оставить это тело ради чего-то нового и, наверное, более ценного, чего я не замечал в себе, семье и своем окружении.

У меня это получилось, на протяжении целого месяца мое устремление в течение дня состояло в том, чтобы как можно более глубоко осознавать себя, чтобы ночью я не уснул, а сохранил бдительность и смог переключиться на тонкий уровень, его тогда называли астральным.

Я погружался все глубже и глубже через разные техники, которые находил в интернете, через голодание, и, конечно, сокрытие от общества, полная изоляция.
И когда в первый раз у меня получилось выйти из этого дохлого тела, мое мировоззрение рухнуло в тот же самый момент. Я убедился во многих словах, где говорилось о некой другой жизни, более тонком мире, который существует одномоментно в этом.

Я начал практиковать еще усерднее,  это давало хоть какой-то стимул к жизни и проявлению  интереса к ней. Я искал другие техники, искал другие книги. Очень много читал Блаватской, восточной, религиозной и литературы духовной направленности. Параллельно я все это практиковал, меня не устраивали одни слова, мне нужно было пережить это на собственном опыте. Для этого я использовал все, что попадалось под руку и хоть как-то резонировало со мной.

Медитации видоизменялись в течение долгих лет, пока одной ночью мне не пришла сама суть медитации, а именно пребывание, простое осознавание, невовлеченность. Я практиковал это в медитации, пока у меня не открылось внутренне пространство, куда я мог входить и оставаться так долго, насколько этого хочу. Но как только я выходил из медитации, открывалась снова это серая и никчемная хорошая жизнь.

В конце концов она меня достала полностью, я решился на суицид, хотя об этом мало кто слышал, да я и не рассказывал. Ведь это люди, требующие к себе внимания, кричат на публику о своих суицидальных побуждениях, но те, кто действительно этого хочет, хранят это в себе до последнего момента, последнего действия.
И хотя эту тему я предпочел бы не упоминать здесь, могу сказать лишь то, что опыт и осознание того, что со смертью тела ничего не заканчивается, только втаптывало меня еще больше в эту грязь безжизненного существования.

К счастью, нашел по сети учение Кима Майклса. И это действительно стало новым шагом к жизни и выходу из многолетнего суицидально-депрессионного болота. Я практиковал это учение весь день на протяжении 5 лет с утра до ночи, отдавая всего себя, стремясь это учение воплотить в свою жизни, в свои поступки, слова и взгляды.

Через его практику я открыл в своем сердце спасительное присутствие блаженства. Оно осталось со мной до сегодняшнего времени, хотя многие прошлые годы открывал его лишь на несколько минут или дней. А здесь оно стало частью моего существа. Это дало мне свет в своей собственной жизни. Где бы я ни находился, оно было со мной, и я переживал это блаженство внутри на протяжении года и больше, пока не расстался с близким человеком. Со своим уходом она забрала у меня всю боль, и я остался во внутренней пустоте. Лишь этот тонкий поток блаженства как-то удерживал меня здесь, хотя, признаться, было нелегко. И все же я заполнил  эту пустоту светом,  который шел тонкой энергией из моего сердца.

И через несколько недель после этого пошел горящий этап поиска. Нужно было найти это Нечто или умереть. Я понимал, что нужен учитель. Я хотел найти «единство» немедленно, прямо сейчас, несмотря ни на что. И когда меня пригласили на встречу и рассказали о команде и учителе, я глубоко прочувствовал поток жизненной силы, который шел от ребят. И через 2 или 3 дня уже начал проходить месячное обучение. А еще через месяц – другой пошел на ретрит обучаться у Генадия Гивина. Да, мой мозг взрывался от практической части ретрита, кипел. В один из моментов пришло абсолютное разочарование собой и всей жизнью в целом. И здесь  я себе и сказал, что ничего не получил, ну и хорошо, пошло все к черту, все так как есть, пусть будет так, как будет. Разочарование ушло, и я побрел на последнюю групповую медитацию.

В ту ночь я лег спать в тотальном присутствии тишины внутри, мне показалось это чем-то необычным. Я такого никогда не испытывал, но в те минуты это был действительно абсолютный мир. Ночью  я провалился в пустоту. В ней ничего не было, меня в ней тоже не было, даже осознания этого не было. Полный провал, будто в пропасть. Наутро, когда я встал, заметил, что все стало другим, волшебным, наполненным сверкающей красотой, все ожило. Я увидел себя в Этом, а весь мир в себе, и в то же время Это — нечто превосходящее меня, из чего все появляется, что является фундаментом любой формы, материи, зданий, воздуха, воды, пространства, моего существа. Вот оно  — Безмолвие, о котором говорил учитель на ретрите. Нет ничего кроме Безмолвия. Это была свобода, настоящая свобода быть. Все ненужное и надуманное ушло, все мыслительное барахло отвалилось, все фантазии испарились в один миг,  боль и страдание исчезли, а на их месте отрылось безмолвие, всегда присутствующее, такое живое и непознаваемое.

Целый год я ходил в этом, пока не стал замечать то, что называется просветленной вонью. И я глубоко сейчас благодарен тем людям, кто вытащил меня из нее. Это можно увидеть практически у любого человека, недавно прошедшего подобные трансформации. Через год на осеннем ретрите случилось новое открытие, это было просто другое пробуждение. Все, что было до этого, не имело никакой силы и веса. Открылось совершенно другое пространство, переживание, осознание настоящей природы. Я понял, что просветление не имеет своего места парковки, оно не останавливается, жизнь идет и продолжает разворачиваться.

И на последний вопрос, что это мне дало, я бы ответил просто – свободу быть.

Я почувствовал завершение. Куда бы я ни направил внимание, я смотрю с того места на своё тело, как оно разговаривает, сидит, движется. Я пишу на телефоне текст, а я будто из телефона смотрю на себя, как пишу этот текст. Все пространство смотрит на тело, и в то же время тело смотрит на это пространство. Все существует как смотрящее само на себя пространство. Это что-то совершенное, вневременное. Где-то глубоко внутри что-то цеплялось за ракурс моего тела, оно как бы противилось видеть себя из другого тела. И это переживание взаимообращения пространства самого на себя плавно стирало эти рамки. Если пробуждение – это тишина и покой, то сейчас это вселенская тишина и вселенский покой. Сам космос, его вакуум покоится в моём теле, в моём объеме. Нечто безграничное покоится во мне. В глубине этого никогда не было волн, всплесков, все покоится и всегда безмолвно присутствует. Оно за пределами счастья и несчастья. То, что обращается и видит само себя, выходит из этого безмолвного присутствия. Медитации, нужны они или нет, я не знаю. Время и есть медитация, нахождение и есть медитация, движение и есть медитация, я больше ничего не знаю, здесь нечего знать, нечего понимать, нечего познавать, есть лишь поток электричества, пробивающийся сквозь мое тело, мое божественное тело планеты и мое безграничное и в то же время такое маленькое тело космоса. Зарождение жизни, звезд, – что может быть прекраснее. Медитация стала своего рода чёрной дырой, засасывающей моё сознание в Ничто. Что я могу сказать тебе, читатель, на чисто эгоистичный вопрос – что это мне дало… Я могу лишь сказать, что это Нечто, излучающее свечение, это начало электричества, начало света, начало времени и пространства. Я могу лишь ответить, что ты — это моё проявление, моё слово, моя улыбка и мой сон. Это величайшая тайна жизни, такая совершенная и такая непознаваемая.

 

 

 

 

Поделиться с друзьями

Еще по теме

FacebookВконтактеTelegramInstagramYouTube